Самолет летел из Нукуса в Москву. Сосед по креслу, молодой инженер московского проектного института "Союзгипроводхоз", вез огромную дыню: "Каракалпакская, каирная, говорят, они самые сладкие в мире". Попутчик был прав. Слава о каирных дынях уходит в глубину веков. Еще в древности караваны торговцев доставляли эти ароматные, питательные плоды, сохраняя их в специальных свинцовых обертках, в Багдад, во дворцы арабских халифов.

Каналы Древнего Хорезма

Кайры — пониженные участки, полоски земли вдоль рек, притоков, каналов. Земледельцы издавна облюбовали их. Плодородная почва, постоянно высокий уровень подпочвенной влаги, щедрое южное солнце создавали поистине райские условия для произрастания бахчевых культур. Подобный простейший метод растениеводства получил особое распространение в низовьях Амударьи — от Чарджоу до Арала. - Каирное возделывание сельскохозяйственных культур — лишь одна из ступенек на пути к последующему бурному развитию орошаемого земледелия. Но, как и с чего оно начиналось?

В предгорьях Копетдага

Мутные после проливных дождей потоки речек и ручьев, текущих с предгорий, схлынули, покрыв ровную и безликую глинистую равнину слоем жидкого серо-желтого ила. Однако на возвышениях, радуясь ярким и теплым лучам солнца, уже потянулись к свету молодые побеги диких хлебных злаков.

Обитатели оазисов знали, что наступил самый благоприятный период для сева. С восходом люди вышли на поля и стали бросать семена в жидкий ил. Все остальное должна была совершить природа — земля, солнце, вода. Таким около шести тысяч лет назад, в эпоху раннего неолита, когда на территории нынешней Карелии еще, возможно, таяли ледники, в оазисах (теперешних Мургаба, Амурдарьи, Зеравшана) предгорий Копетдага было примитивное лиманное земледелие.

Как и в Древнем Египте, оно возникло благодаря естественному орошению сезонными разливами рек, несущих плодородные илистые частицы. Древнему земледельцу приходилось лишь устроить небольшой валик по краю поля, чтобы на некоторое время задержать воду. По мнению археолога-мелиоратора Д.Д. Букинича, "лиманный способ орошения был прототипом всей современной ирригации".

Минули века и тысячелетия, и человек перешел от простейшего использования водоисточников к более надежному и эффективному опыту орошения — регулированию сезонных разливов рек.
Изыскатели наших дней, определяя трассы современных каналов, находят многочисленные следы труда древних мелиораторов на территории Среднеазиатских республик и Армянского нагорья. Эти и другие оросительные сооружения с полным основанием следует считать памятниками ушедших цивилизаций, свидетельством мудрости, таланта, трудолюбия народов далекого прошлого. Изучение их ирригационного опыта имеет и определенный практический интерес. Более того, по мнению специалистов, многие старые каналы могут после "реставрации" приносить пользу и ныне. Вот лишь один пример: три десятка лет назад был реконструирован канал Искангир протяженностью около 200 километров. И теперь эта магистраль, как и в незапамятные времена, подает воду из Зеравшана в долину Кашкадарьи. Выходит, древние мелиораторы "сэкономили" нам несколько миллионов рублей.

В "Истории орошения Хорезма" академик Я. Г. Гулямов отмечает, что в глубокой древности почти всюду на горных склонах и в ущельях были созданы небольшие (в среднем 60x40 метров) сборники — хаузы, из которых по мере заполнения воду отпускали на поля.
Удивительным памятником труду древних мелиораторов является сооруженное около тысячи лет тому назад грандиозное для тех времен Османское водохранилище на реке Осман-сае. Низвергающемуся с гор на границе Кызылкумов мощному паводковому потоку в самом узком месте ущелья преграждала путь плотина шириной 260 и высотой 16 метров.

Плотина была воздвигнута из тесаных камней, скрепленных алебастровым раствором. В теле плотины предусмотрено 10 отверстий в форме стрельчатых арок высотой 60 и шириной 50 сантиметров. С боков к плотине примыкают огромные гранитные монолиты, причем западный выступает под большим наклоном. Здесь, как отмечают специалисты, сказался мудрый расчет строителей: вода, вытекающая из любого отверстия водохранилища, под напором попадает сначала на монолит, а оттуда поступает в каналы, идущие вдоль сухого русла оврага — сая. Эти каналы симметрично расположены по обеим его сторонам и значительно выше уровня сая